Необычные фигурки из бумаги. Военная миниатюра В. Малявкина

Необычные фигурки из бумаги. Военная миниатюра В. Малявкина

У каждого большого мастера военно-исторической миниатюры, кто создает солдатиков с нуля – лепит, отливает, собирает или клеит саму фигурку, дополняет ее необходимыми деталями, раскрашивает, – есть свой почерк, своя неповторимая манера. Скульптор не только старательно воссоздает в миниатюре воина определенной исторической эпохи, его униформу, амуницию, вооружение, поведение в строю и в бою, он стремится добиться определенного образа, характер которого напрямую зависит от художественного метода и видения автора.

Так, П. Космолинский, основатель московской секции военно-исторической миниатюры, художник по образованию, много работавший в олове, любит придавать своим солдатикам динамичные, решительные позы – его фигурки словно подхвачены невидимой волной, устремлены вперед. Мастер работает крупно, широко, несколько обобщенными формами, как будто в порыве вдохновения, при этом сохраняя насыщенность солдатиков деталями и выдерживая высокий уровень исторической достоверности. Поверхность его фигурок шероховатая, не сглаженная. Черты их лиц – схематичные, условные, однотипные, но при этом сами лица смелые и бравые. Для автора главное – передать живой, энергичный образ, схватить боевой дух, пыл сражения.

Солдатики А. Сомова, врача по профессии и еще одного видного мастера старшего поколения скульпторов-миниатюристов, выполненные из модурита, напротив, представлены в более сдержанных, успокоенных, статичных позах и производят менее героическое впечатление, чем работы П. Космолинского. Фигурки А. Сомова курят трубки, мирно общаются, они не рвутся яростно в бой. Его солдатики словно сошли со страниц литературы николаевской эпохи. Мастер создает уютные образы в духе бидермейера 1820-1830‑х гг. – движения в искусстве, проникнутого сентиментальными настроениями, вниманием к семейному и дружескому кругу, простым радостям жизни и бюргерскому быту.

В конце 1980-х гг. на Новосибирском оловянном комбинате был выпущен комплект солдатиков, отлитых по оригинальным гипсовым формам В. Евдокимова – автора, не имевшего специального художественного образования, но бравшего уроки живописи у П. Соколова-Скаля, мастера соцреализма. В этом наборе плоских оловянных солдатиков, продолжающих традиции «нюрнбергской миниатюры», очень своеобразных, несмотря на то что они были отлиты производственным путем, В. Евдокимов отходит от стремления достичь максимальной натуралистичности, свойственного многим скульпторам-миниатюристам – плоскостный формат диктует иное образное решение, более декоративное, орнаментальное, подчиненное геометрическому ритму узора, в который сплетаются угловатые фигурки, покрытые тонкой вязью рельефа.

В этом кругу замечательных образцов военно-исторической миниатюры выделяются своей самобытностью и солдатики В. Малявкина. Во-первых, автор использует необычные материалы – его фигурки выполнены из бумаги и картона (при исполнении некоторых деталей мастер также прибегает к шнуру или фольге). Особенности материала накладывают свой отпечаток на солдатиков – их позы несколько скованные, зажатые, они стоят с вытянутыми по бокам руками и непропорционально крупными головами, угловатыми плечами и обобщенными ладонями, пальцы на которых обозначены несколькими штрихами кисти по округлой плоскости картона. В результате солдатиков В. Малявкина отличает общая лаконичность и геометричность образа, они подчеркнуто неживые. Корни этой образности уходят в народную или елочную игрушку. Таких солдатиков можно отнести к наиву – направлению в искусстве, вобравшему черты, которые обычно свойственны творчеству художников-самоучек, и в этом прелесть военно-исторической миниатюры В. Малявкина. Порой, чтобы достичь более внятного, яркого образа, художник вынужден прибегнуть к нарочитому упрощению, примитивизации.

Солдатики в коллекции семьи А. Попова и Н. Вихровой могут сначала показаться несколько неловкими поделками, а не искусством. Однако если бы мастер хотел создать более натуралистичные фигурки, он бы выбрал более податливые материалы – олово, металл или полимерную глину. Остановившись на бумаге и картоне, автор тем самым бросил себе вызов и одновременно заранее определил характер образов – наивный, но обаятельный, сохранив при этом в столь сложном материале верность главному требованию военно-исторической миниатюры – высокой исторической точности.