Экспонаты на периферии внимания

Экспонаты на периферии внимания. Выставка клуба при ЦС ВООПИиК

В 1990 г. на базе военно-исторического клуба при ЦС ВООПИиК прошла первая выставка военно-исторической миниатюры в Москве. К этой выставке был приурочен небольшой каталог, в котором перечислялись имена участников, а их работам давалась краткая характеристика. В ряду упомянутых мастеров В. Малявкин, автор солдатиков из коллекции А. Попова, был указан самым последним. В каталог оказались включены лишь две его фигурки. С чем же связана такая недооцененность работ В. Малявкина?

В первую очередь стоит сказать, что выбранный им материал – бумага и картон – накладывает большие ограничения на миниатюриста.

Создание солдатика из бумаги – кропотливый и затратный по времени процесс, который требует усидчивости, терпения, внимательности, ловкости рук, но при этом добиться высокого уровня натуроподобия в таком материале почти невозможно – художнику неизменно приходится сталкиваться с плоскостью листа и пытаться ее преодолеть. В то же время олово или специальная полимерная глина позволяют скульптору оформить любой образ, они очень податливы и гораздо более послушны в работе, чем бумага и картон. В олове военно-исторические фигурки можно наделить множеством подробностей, представить солдатиков в самых разнообразных позах, даже изобразить верхом на коне, что сделает их облик еще более эффектным, исполненным динамики. Всего этого лишены фигурки из бумаги – с их застылыми, отчасти неловкими позами, однообразием положения рук и ограниченным количеством деталей.

Выбирая бумагу, художник выбирает менее знакомый публике образ, а значит, рассчитанный на более узкую аудиторию.

Мастер не пытается победить плоскость листа картона, напротив, на его негибкости, неподатливости он строит всю свою образность, тяготеющую к наиву. В результате бумажные солдатики с их негнущимися, вытянутыми по бокам руками, общей косностью фигур, непропорционально большими головами, условно обозначенными ладонями рискуют не найти отклика у значительной части зрителей. Как верно отмечено в каталоге, солдатики В. Малявкина отличаются специфической эстетикой народной игрушки, в то время как традиционные оловянные фигурки более привычны взгляду обывателя.

Оловянный солдатик идеально соответствует основным задачам, стоящим перед военно-исторической миниатюрой – быть предельно исторически точной и при этом эффектной, увлекательной. В бумажных солдатиках, напротив, соблюсти верность букве истории иногда очень сложно, художник делает ставку скорее на необычный образ, нежели историческую правду, сокращает количество деталей, подгоняет их под возможности материала и тем самым расходится с ключевыми критериями, предъявляемыми военно-исторической фигурке – исторической достоверностью и детализированностью.

Кроме того, бумага – сложный материал с точки зрения сохранности. Олово, полимерная глина или пластмасса в этом плане гораздо менее хрупкие и более долговечные. Соответственно, для бумажных солдатиков нужно создавать особенные условия, в то время как оловянные фигурки может собирать каждый коллекционер-любитель – не обязательно хранить их в музее при специальном температурно-влажностном режиме.

И все же, несмотря на все сложности, которые влечет за собой использование такого материала, как бумага, картонные солдатики – это чрезвычайно своеобразная, самобытная форма военно-исторической миниатюры.

Конечно, у каждого мастера-миниатюриста есть свой почерк, но фигурки, выполненные из олова, глины или кондурита, во многом схожи: они достаточно натуралистичны, часто представлены в живых, энергичных позах, красочны и соответствуют историческим фактам, они не смущают, не сбивают с толку. Бумажные солдатики В. Малявкина, напротив, резко выделяются на фоне остальных фигурок, ставят зрителя в тупик, могут показаться детскими, недостаточно мастеровито выполненными, они не каждому по вкусу – видимо, именно поэтому на выставке 1990 г. они оказались на периферии внимания. Но в этом их своеобычии и заключена особая прелесть. Главный недостаток материала мастер превращает в преимущество и краеугольный камень образности.